ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ к Политическим партиям Российской Федерации и общественным организациям

https://zakon.ru/discussion/2016/7/31/proekt_otkrytogo_obrascheniya_k_politicheskim_partiyam_rossii_obscherossijskoj_obschestvennoj_organi


В Политическую партию «Родина»

125284, г. Москва, ул. Поликарпова, дом 27, стр. 3

E-mail: mail@rodina.ru

В Политическую партию «Коммунисты России»

125167, Г. МОСКВА, ЛЕНИНГРАДСКИЙ ПРОСПЕКТ, ДОМ 47, СТРОЕНИЕ 1, ОФИС 132

E-mail: KOMROS@BK.RU, APPARAT-KOMROS@BK.RU


В Политическую партию

« Российская партия пенсионеров за справедливость»

129085, г. Москва, Звёздный бульвар, д. 21, стр. 1, офис 533

E-mail: rppzs-2016@yandex.ru


Во Всероссийскую политическую партию «ЕДИНАЯ РОССИЯ»

129110 г. Москва, Переяславский переулок, д.4

E-mail: priem.pp@edinros.ru

В Политическую партию «Зеленые»

119049, Москва, ул. Большая Якиманка, д.38А

E-mail: info@greenparty.ru

В Политическую партию «Гражданская платформа»

123100, Россия, г. Москва, ул. 2-ая Звенигородская, д. 12, стр. 1

E-mail: info@ppgprf.ru

В Политическую партию «Либерально-демократическая партия России»

107078, г. Москва, 1-й Басманный пер., д. 3, стр. 1

E-mail: info@ldpr.ru

В Политическую партию

«Партия народной свободы «Парнас»

115035, Москва, ул. Пятницкая, дом 14, стр.1

E-mail: parnasparty@gmail.com

Во Всероссийскую политическую партию «Партия Роста»

123473, Москва, ул. Делегатская, д. 7, стр. 1

E-mail: mail@partrost.ru

В Политическую партию «ГРАЖДАНСКАЯ СИЛА»

127224,ГОРОД МОСКВА, ПРОЕЗД СТУДЁНЫЙ, ДОМ 32,КОРПУС 2,КВАРТИРА 220,

Политическую партию «Яблоко»

119017, Москва, Пятницкая ул., д.31 строение 2

E-mail: info@yabloko.ru

В Политическую партию «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

127051, г. Москва,Малый Сухаревский переулок, дом 3, строение 1

E-mail: zyuganov@kprf.ru

В Политическую партию «ПАТРИОТЫ РОССИИ»

119121, г. Москва, Смоленский бульвар, 11/2

E-mail: patriot-rus@bk.ru

В Политическую партию «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ»

107031, г. Москва, ул. Большая Дмитровка, д. 12/1, стр. 3

Email: info@spravedlivo.ru

К ИНЫМ ПОЛИТИЧЕСКИМ ПАРТИЯМ РОССИИ

В «ОБЩЕРОССИЙСКУЮ ОБЩЕСТВЕННУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ

«ДЕЛОВАЯ РОССИЯ РОССИИ»

123473, Москва, ул. Делегатская, д. 7, стр. 1


В «ОБЩЕРОССИЙСКУЮ ОБЩЕСТВЕННУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ МАЛОГО И СРЕДНЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

«ОПОРА РОССИИ» 127473, г. Москва, Суворовская площадь, д. 1/52 к .2, подъезд № 5, этаж 8

Заявитель: ООО КФ «Финансы и Право»

ОГРН: 1106671022490,

ИНН: 6671341458 Адрес:

Адрес для направления почтовой корреспонденции


Выражаем свою озабоченность деятельностью Министерства Юстиции Российской Федерации совместно c НКО "Общероссийская негосударственная некоммерческая организация "Федеральная палата адвокатов Российской Федерации" по подготовке и утверждению проекта "Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи" (далее по тексту "Проект") предполагающему введение на территории Российской Федерации адвокатской монополии на любое судебное представительство

ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ


"Обращение в публичном доступе опубликовано на портале "Редакция журнала "ЗАКОН" и проект «концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи» доступно по ссылке:

https://zakon.ru/discussion/proekt_otkrytogo

к Политическим партиям Российской Федерации и общественным организациям

от юристов частной практики и представителей юридических компаний

I. Министерство Юстиции Российской Федерации совместно с НКО "Общероссийская негосударственная некоммерческая организация "Федеральная палата адвокатов Российской Федерации" (ФПА РФ), руководствуясь государственной программой Российской Федерации «Юстиция», утвержденной Постановлением Правительства РФ № 312 от 15.04.2014 года, подготовило проект «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, предусматривающий обеспечение доступа граждан и юридических лиц на получение квалифицированной юридической помощи» (далее – проект «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи», или проект «Концепции»), который предусматривает распространение так называемой «адвокатской монополии» на представительство в суде по гражданским делам и в арбитраже.

Имеющаяся Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи не решает серьезнейшей проблемы доступности квалифицированной юридической помощи, в частности, для предпринимателей и граждан, а также оказываемой юристами-предпринимателями. По этой причине проект Концепции нуждается в существенной доработке по следующим причинам и основаниям:

1. Для формирования проекта доработанной Концепции создать представительную рабочую группу с участием всех заинтересованных лиц: адвокатов, юристов, не обладающих статусом адвоката, представителей бизнес-сообщества, являющегося заказчиком юридических услуг, научного сообщества, правоохранительных органов и правозащитников. 2. Для обеспечения качества проекта Концепции провести анализ рынка профессиональной юридической помощи и дать его оценку с точки зрения количества занятых на нем, распределения числа занятых по субъектам РФ и в соотношении с потребителями юридических услуг, выделить часть рынка, относящуюся к судебному представительству, включая юрисконсультов, представляющих работодателей в суде; собрать данные о количестве судебных заседаний с участием различных групп представителей, а также о числе граждан участвующих в судебных процессах без представителей; провести расчет формирования доходной части бюджета за счет представителей различных групп юристов – судебных представителей.

3.Оценить, насколько предполагаемое введение «адвокатской монополии» повлияет на рост стоимости юридических услуг.

4. Изучить проблему недостаточности лиц, оказывающих юридическую помощь в отдаленных районах субъектов Российской Федерации, и предложить способы ее решения. 5. Проект Концепции представить на открытое общественное обсуждение, обязательно провести оценку их регулирующего воздействия.

6. Определить, что юридическая помощь может оказываться как юристами частной практики (предпринимателями) и (не предпринимателями - адвокатами и д.р.) при наличии диплома о высшем юридическом образовании.

7. При подготовке Концепции учитывать, что на качество оказываемой юридической помощи влияет не столько ограничение доступа к рынку юридических услуг, а качество профессионального образования.

8.Рассмотреть возможность: объединения юристов в саморегулируемых организациях без перехода в адвокатуру либо возможно создание палаты судебных поверенных, которая объединит всех лиц, осуществляющих профессиональное квалифицированное судебное представительство в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, за исключением уголовных дел. Сохранив право защиты граждан в уголовном судопроизводстве за адвокатами.

9. Оказание бесплатной юридической помощи благотворительными фондами, общественными организациями на безвозмездной основе.

10.В целях регулирования рынка профессиональной юридической помощи возможно провести аккредитацию профессиональных участников рынка при Министерстве юстиции РФ. Создать реестр аккредитованных лиц, осуществляющих профессиональную деятельность по судебному представительству, а также предусмотреть возможность страхование профессиональной ответственности путем заключения договора страхования.

11.Возможно, ввести нормы о профессиональном представительстве в суде по гражданским делам, делам об административных правонарушениях, уголовным делам. Как это реализовано по административным делам в Кодекс административного судопроизводства РФ (ст.55, 57, 58 КАС РФ), так называемое квалифицированное представительство (наличие диплома о высшем образовании, квалификация- юрист). Но при этом, не допуская нарушения конституционных прав граждан на судебную защиту. Граждане имеют право вести свои дела в суде лично, или через своего представителя (Профессиональное представительство на возмездной основе или через благотворительные фонды, общественные организации, общественных деятелей, общественных защитников, родственников на безвозмездной основе). Они не обязаны нанимать профессиональных представителей за плату, так как это ограничивает их конституционное право. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч.2 ст.45 Конституции РФ). Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч.1 ст.46 Конституции РФ).

12.Для объединения всех профессиональных субъектов рынка юридической помощи в рамках адвокатуры, требуется реформа самого этого общественного института. Ключевыми моментами реформы адвокатуры следует считать:

- Признание адвокатской деятельности коммерческой.

- Переход к общим организационно-правовым формам, предусмотренным ГК РФ при ведении адвокатской деятельности. И соответствующим формам налогообложения.

- Снятие запрета на работу адвокатов по трудовому договору.

- Отказ от внесудебной дисциплинарной практики адвокатских образований. Любая практика лишения гражданина адвокатского статуса должна реализовываться исключительно в рамках судебных процедур. Так как данная практика вступает в противоречие с конституционными правами граждан на свободное распоряжение своими способностями, выбор рода деятельности и профессии (п. 1 ст. 37 Конституции РФ).

- Исключение дублирующей функции оценки квалификации юриста посредством экзаменов при получении статуса адвоката. В соответствии с ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" подтверждением профессиональной квалификации лица, успешно прошедшего государственную итоговую аттестацию, в том числе в сфере юриспруденции, является диплом о высшем образовании, выданный организацией, осуществляющий образовательную деятельность. Квалификация юриста подтверждается в рамках государственной итоговой аттестации, которая проводится государственными экзаменационными комиссиями в целях определения соответствия результатов освоения обучающимися основных образовательных программ соответствующим требованиям федерального государственного образовательного стандарта.


Вышеперечисленные мероприятия, предложения, замечания указанные в настоящем пункте обращения необходимо обсудить и внедрять на федеральном уровне с участием органов власти: законодательной, исполнительной, судебной, в том числе освещая в средствах массовой информации.


II. Выбранные Министерством юстиции Российской Федерации подходы, заложенные в предлагаемом проекте «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи» вступают явное противоречие с основными конституционными правами предпринимателей, конституционными, гражданскими и трудовыми правами граждан, имеющих юридическую квалификацию, и граждан, являющихся потребителями правовых услуг.

Мы, полагаем, что введение полной адвокатской монополии на любое судебное представительство:

- для юристов создает угрозу прямого нарушения конституционного права свободно распоряжаться своими способностями, выбирать род деятельности и профессию, закрепленного в п. 1 ст. 37 Конституции Российской Федерации.

- для граждан, потребителей юридических услуг, создает угрозу прямого нарушения конституционного права защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, закрепленного в п. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации.

III. Предлагаемый Минюстом РФ проект «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи» исходит из ложных посылок, что ограничение круга субъектов исключительно адвокатами, которым будет разрешено осуществлять судебное представительство, является обеспечением гарантий, установленных статьей 48 Конституции Российской Федерации, на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе бесплатно, в случаях, предусмотренных законом.

Доступ граждан и юридических лиц к получению квалифицированной юридической помощи путем запрета осуществления указанной помощи юристами, не имеющими адвокатского статуса, обеспечен быть не может.

Запрет на профессиональную деятельность по оказанию юридических услуг части участников рынка не порождает доступности юридических услуг для граждан и юридических лиц.

При обосновании в конституционном правосудии характера права на судебную защиту как абсолютного основной аргумент состоит в том, что обеспечение судебной защиты никогда не может противоречить перечисленным в части 3 статьи 55 Конституции РФ целям, ради достижения которых может потенциально считаться конституционно оправданным ограничение прав и свобод[1].

Конституционный текст и не предусматривает, то есть не допускает в отношении права на судебную защиту, полномочие законодателя по возможному ограничению данного права. С этих же позиций неограничиваемый характер признается и за правом на квалифицированную юридическую помощь, как оно закреплено в частях 1 и 2 статьи 48 Конституции РФ[2], включая также ее получение (в определенных законом случаях) бесплатно для лица и право каждого задержанного и/или обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката-защитника.

Однако приводимое истолкование нормы статьи 48, поскольку его пределы в конкретном решении Конституционного Суда РФ всегда обусловлены предметом рассмотренной им конституционной жалобы, требует определенного уточнения. Исходя из взаимосвязи прав на защиту любым не запрещенным законом способом, в том числе на судебную защиту и квалифицированную юридическую помощь, предполагается необходимым обозначить содержание неограничиваемого, а точнее не подлежащего ограничению, федеральным законодателем права на квалифицированную юридическую помощь.

Согласно конституционной норме части 2 статьи 55 по отношению к данному праву, действует общий для всех прав и свобод запрет такого нормативного регулирования, которое приводило бы к лишению этого права или умалению его содержания.

Не подлежит ограничению законодателем равный доступ к юристам для всех лиц, находящихся на территории государства и в сфере его юрисдикции": исходя из принципа равенства, никто не может быть лишен права обратиться к юристу по своему выбору. Этому праву корреспондируют определенные вытекающие из статьи 48 Конституции РФ позитивные обязательства государства, которое, как указано в уже названном выше постановлении Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 года, гарантируя оказание именно квалифицированной юридической помощи, реализует правомочия по обеспечению подготовки обладающих необходимыми профессиональными навыками юристов и устанавливает с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования к адвокатам, а также условия допуска юристов и других лиц в качестве защитников и представителей в судебных процедурах.

По смыслу Конституции РФ, государство, за пределами организации юридического образования и определения необходимой для юридической поддержки защиты прав и свобод численности корпуса юристов, несет особую ответственность за предоставление квалифицированной юридической помощи, оказываемой независимыми по правовому и фактическому статусу ее субъектами, на которых нормативно возлагается публичная по своей природе функция субсидируемой государством юридической поддержки социально слабых членов общества в целях защиты их субъективных прав, а также признаваемая обязательной функция адвоката по защите от предъявляемых государством в уголовном судопроизводстве публичных обвинений.

Вместе с тем осуществляемая ими адвокатская квалифицированная юридическая помощь не является содержательным синонимом всех форм юридического консультирования и тем более не охватывает помощь в решении правовых вопросов и конфликтов, оказываемую пусть даже опытными юристами или неюристами в качестве представителей, переговорщиков, посредников, медиаторов, экспертов, предоставляющих свои услуги на коммерческой основе или pro bono. Использование такой поддержки и услуг, безусловно, может служить реализации конституционного права защищаться всеми не запрещенными законом способами и в том числе обратиться к суду. Качество же такой юридической помощи как квалифицированной при решении правовых вопросов в любых процедурах (при всей ее безусловной востребованности) не может в таком же объеме, как в сфере публичных правоотношений, гарантироваться государственным регулированием института допуска к профессии в целом и к участию, в частности, в конкретном деле, так как названные формы юридического обслуживания преобладают в сфере частноправовых отношений.

Невыполнение государством позитивных обязанностей по регулированию институтов подготовки и специального допуска юристов к оказанию квалифицированной юридической помощи (в смысле ст.48 Конституции РФ) фактически ограничивает возможности ее получения, а значит, и само право на такую помощь, хотя бы законодателем и соблюдался запрет принятия ограничивающих данное право норм. И здесь очевидна аналогия с правом на судебную защиту: оно тоже не обеспечивается, если нет условий для осуществления конституционно провозглашенного независимого правосудия.

В то же время нельзя отрицать, что используемые для осуществления права каждого на квалифицированную юридическую помощь механизмы, в большей или меньшей мере эффективные, как и благополучное или неблагополучное состояние дел с ее обеспечением, не могут служить оправданием каких-либо нарушений, ограничений или умаления других конституционно закрепленных способов правовой защиты, например права защищать свои права и свободы любым не запрещенным законом способом, в том числе по суду в состязательном процессе и с помощью разных юридических помощников. Выбор способов правовой защиты — при их конституционно-нормативной обеспеченности — остается не за законодателем, а за субъектом права.

Обращение в конституционной норме части 2 статьи 48 к фигуре адвоката текстуально связано только с защитой от уголовного преследования. То есть предусмотренные в статье 48, ее частях 1 и 2, предписания о праве каждого на квалифицированную юридическую помощь, с одной стороны, и на обеспечение юридической поддержки со стороны адвоката-защитника в случае уголовного преследования (начиная с момента задержания лица по подозрению в совершении преступления или при наличии иных признаков направленной против него обвинительной деятельности), с другой стороны, не формулируются как идентичные[3].

В процессе работы над проектом Конституции РФ рассматривалось также предложение конституционно закрепить положение о том, что юридическая помощь оказывается адвокатами. Однако такая позиция как ограничивающая способы правовой защиты и не согласующаяся с требованиями соразмерности ограничения прав целям защиты конституционных ценностей не была воспринята[4].

Согласно правовым позициям Конституционного Суда РФ, право на помощь адвоката-защитника в ходе уголовного процесса в соответствии с частью 2 статьи 48 является конкретизацией общего сформулированного в части 1 названной нормы положения о праве на квалифицированную юридическую помощь[5], и поэтому последнее, по своей природе, не может быть ограничено «правом на адвоката». Право на участие адвоката-защитника в большей мере обнаруживает себя в качестве только одной из гарантий названных выше прав, закрепленных в статьях 45 (ч.2), 46, 48 (ч. 1) и 123 (ч.З) Конституции РФ[6]. Во всяком случае, право на квалифицированную юридическую помощь предполагает возможность ее оказания не только адвокатами, но и другими юридическими помощниками, то есть лицами, не имеющими допуска к адвокатской деятельности. Таким образом, норма статьи 48, части первой, не позволяет сузить право на получение юридической поддержки до исключительно адвокатской помощи, в том числе когда речь идет о свободном выборе судебного представителя.[7]

Такая, правовая позиция прямо сформулирована Конституционным Судом РФ16[8]относительно представительства по имущественным спорам в гражданском и арбитражном процессах со ссылкой именно на часть 1 статьи 48 Конституции РФ как обеспечивающую право выбрать в качестве юридического представителя не только адвоката, но и другое лицо, имеющее квалификацию юриста. Иная интерпретация данной конституционной нормы сводила бы, по мнению Конституционного Суда РФ, право обратиться за квалифицированной юридической помощью только к одной ее форме или одной группе осуществляющих ее субъектов и тем самым серьезно сужала бы возможности доступа к средствам правовой защиты.

Вернемся к утверждению Минюста России, что «основной целью Концепции является обеспечение гарантий, установленных статьей 48 Конституции Российской Федерации». Как видим, указанная конституционная норма не содержит и не предполагает какого-либо запрета на представление интересов граждан в судебном процессе лицами, не наделенными адвокатским статусом. Дееспособный гражданин Российской Федерации имеет право вести свои дела в суде лично или через представителей. Представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела, за исключением лиц, определенных законом.

Не могут быть установлены нормы, в соответствии с которыми гражданин или предприниматель был лишен возможности вести свои дела в суде через представителей. Ни одна правовая норма не обязывает, и не может обязать граждан и предпринимателей привлекать в качестве представителей исключительно лиц, наделенных статусом адвоката.

Таким образом, приведенные доводы используемые Министерством юстиции России для обоснования введения исключительной адвокатской монополии с использованием ст. 48 Конституции Российской Федерации являются необоснованными и противоречащие основному закону.

IV. Министерство юстиции РФ утверждает, что «подготовленный проект Концепции направлен на упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи и реформирование института адвокатуры, развитие и поддержание конкуренции на рынке профессиональных юридических услуг путем ограничения доступа на рынок для недобросовестных участников, создание механизма регулярного профессионального совершенствования и подтверждения квалификации адвокатов, а также введения в действие эффективного механизма исключения из профессии, развитие механизмов оказания адвокатами бесплатной юридической помощи. Концепция предусматривает совершенствование института адвокатуры в соответствии с современными условиями».[9]

Данный аргумент сторонников адвокатской монополии, авторов проекта «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи» имеет очевидное логическое противоречие. А авторами «Концепции» как мы знаем, являются участники рабочей группы от ФПА РФ и Минюста РФ. Каким образом может осуществляться развитие и поддержание конкуренции на рынке профессиональных юридических услуг путем ограничения доступа на рынок для новых участников, авторы «Концепции» не указывают. Таким образом, приведенное утверждение является явным демагогическим приемом. Утверждение о том, что ограничение доступа на рынок коснется только и исключительно недобросовестных участников, не подтверждается положениями предложенной «Концепции». Предлагаемая исключительная монополия на представительство в суде лиц, наделенных адвокатским статусом, призвана не допустить представительства любых иных лиц, в том числе квалифицированных юристов, не рассматривая их в качестве добросовестных участников рынка профессиональных юридических услуг. Каковыми они являются в настоящее время.

Допуск на рынок профессиональных юридических услуг, осуществляемый исключительно через членство в адвокатской корпорации, при наличии вступительных экзаменов, как инструмента регулирования численности адвокатской корпорации, является образчиком всех средневековых профессиональных монополий.Участники цеховых корпораций были крайне не заинтересованы в расширении цеха, и усилении конкуренции. В связи с чем активно препятствовали допуску новых членов.

Система квалифицированных экзаменов, предусмотренных Федеральным законом от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», не отвечает современным требованиям развития институтов гражданского общества.[10]

Получение исключительных прав на некоторую сферу деятельности – это заключительный этап, своего рода вершина формирования кастовой структуры общества. Как указывают социологи, интерес в получении монополии связан с социальными и рыночными преимуществами, престижем и деньгами, на которые претендуют носители особого знания. Монополия подразумевает, что никто, кроме людей, чей профессиональный статус подтвержден особыми сертификатами и членством в специальных ассоциациях, не может заниматься тем или иным видом действительности.[11]

Проект «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи»[12] не предусматривает механизма реформирования института адвокатуры.

Таким образом, необходимо рассмотреть альтернативные подходы добровольного объединения юристов частной практики, например:

- рассмотреть возможность объединения юристов в саморегулируемых организациях без перехода в адвокатуру, либо возможность создания палаты судебных поверенных, которая объединит всех лиц, осуществляющих профессиональное квалифицированное судебное представительство в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

- в целях регулирования рынка профессиональной юридической помощи целесообразно провести аккредитацию профессиональных участников рынка при Министерстве юстиции РФ. Создать реестр аккредитованных лиц, осуществляющих профессиональную деятельность по судебному представительству.


V. В России, как и большинстве стран, в отличие от США, высшие учебные заведения должны получать разрешение государства на образовательную деятельность. Это обязательное требование осуществляется в форме процедуры государственной аккредитации образовательной деятельности, то есть подтверждения государственного аккредитационного статуса образовательной организации по типу (высшее учебное заведение) и по виду (институт, академия, университет), а также уровня реализуемых образовательных программ и их направленности, соответствия содержания и качества подготовки выпускников образовательных учреждений федеральным государственным образовательным стандартам или федеральным государственным требованиям.

Таким образом, отечественные высшие учебные заведения соответствуют всем предъявляемым государством требованиям по организации образовательного процесса, качеству подготовки выпускаемых специалистов, их квалификации.

Поэтому, априори, все юристы – это квалифицированные специалисты в области права и правоприменения. Их квалификация подтверждена на государственном уровне и никаких иных подтверждений в адвокатских палатах не требует. Требовать повторного подтверждения квалификации юриста посредством прохождения квалификационного экзамена при получении статуса адвоката значит полностью дискредитировать систему отечественного образования, осуществляемого в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, с системой государственной аккредитации образовательных организаций, при государственном надзоре и контроле со стороны уполномоченных на то органов.

В соответствии с ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» подтверждением профессиональной квалификации лица, успешно прошедшего государственную итоговую аттестацию, в том числе в сфере юриспруденции, является диплом о высшем образовании, выданной организацией, осуществляющий образовательную деятельность. Квалификация юриста подтверждается в рамках государственной итоговой аттестации.

При этом следует учитывать то обстоятельство, что ссылка на опыт США в отношении специальных экзаменов в адвокатуру не корректна, и не соотносима с системой образования реализованной в России. В США отсутствует государственный надзор и контроль над образовательной деятельностью. По окончанию обучения в университетах, юридических школах США нет государственной итоговой аттестации, которая проводится государственными комиссиями в целях определения соответствия результатов освоения обучающимися основных образовательных программ соответствующим требованиям федерального государственного образовательного стандарта. Именно поэтому в США возникает необходимость проведения квалификационных экзаменов при судах штатов, или иных организациях. Причем данные экзамены сдают все претенденты, как на статус адвоката, так и на статус прокурора. Данные экзамены являются аналогом отечественной государственной итоговой аттестации в России.

В Германии схожая с Россией система высшего образования. Выпускники вузов сдают государственные квалификационные экзамены. Поэтому судебные юристы, при получении лицензии на судебную практику не сдают каких либо экзаменов. [13]

Необходимо в РФ ввести нормы о профессиональном представительстве в суде по гражданским делам, делам об административных правонарушениях, уголовным делам. Как это реализовано по административным делам в Кодекс административного судопроизводства РФ (ст.55, 57, 58 КАС РФ), так называемое квалифицированное представительство (наличие диплома о высшем образовании, квалификация - юрист). Но при этом, не допуская нарушения конституционных прав граждан на судебную защиту. Граждане имеют право вести свои дела в суде лично, или через своего представителя (Профессиональное представительство на возмездной основе или через благотворительные фонды, общественные организации, общественных деятелей, общественных защитников, родственников на безвозмездной основе). Они не обязаны нанимать профессиональных представителей за плату, так как это ограничивает их конституционное право. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч.2 ст.45 Конституции РФ). Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч.1 ст.46 Конституции РФ).


VI. Основным условием предполагаемого объединения субъектов оказания юридической помощи в первую очередь является принцип добровольности.[14]

Данное утверждение, как и ранее указанные, не подтверждается положениями подготовленного проекта «Концепции». Из имеющегося в распоряжении профессиональной общественности проекта «Концепции» не следует, что основным условием предполагаемого объединения субъектов оказания юридической помощи в первую очередь является принцип добровольности.

Так как для действующих субъектов рынка профессиональной юридической помощи, которые представлены на рынке по большей части коммерческими организациями в организационно-правовой форме обществ с ограниченной ответственностью, данная организационно-правовая форма не предусмотрена в качестве одной из форм адвокатских образований. Проект «Концепции» данную организационно-правовую форму не предусматривает.

Более того, Министерство юстиции РФ указывает, что «среди основных положений реформирования обозначены сохранение непредпринимательского характера деятельности по оказанию квалифицированной юридической помощи, наличие условий для профессиональной специализации юристов, а также условий для качественного повышения эффективности государственного и общественного контроля над деятельностью адвокатов (при условии сохранения принципа независимости адвокатуры).[15]

Такого рода установки, делают невозможным проведение какого-либо приемлемого объедения на базе института адвокатуры всех действующих субъектов оказания юридической помощи, участников рынка профессиональной юридической помощи.

Фактически юристам частной практики, владельцам юридических компаний не оставляют никакого выбора, кроме закрытия собственных предприятий, со всеми вытекающими последствиями.

При этом так и остается нерешенным вопрос с разрешением лицам, имеющим адвокатский статус работать на условиях трудового договора, что препятствует гражданам, имеющим статус адвокатов сделать выбор в пользу большей защищенности своих трудовых прав.[16]

Таким образом, юристы частной практики считают, что ключевыми моментами реформы адвокатуры являются:

- Признание адвокатской деятельности коммерческой.

- Переход к общим организационно-правовым формам, предусмотренным ГК РФ при ведении адвокатской деятельности. И соответствующим формам налогообложения.

- Снятие запрета на работу адвокатов по трудовому договору.

- Отказ от внесудебной дисциплинарной практики адвокатских образований. Любая практика лишения гражданина адвокатского статуса должна реализовываться исключительно в рамках судебных процедур. Так как данная практика вступает в противоречие с конституционными правами граждан на свободное распоряжение своими способностями, выбор рода деятельности и профессии (п. 1 ст. 37 Конституции РФ).

- Исключение дублирующей функции оценки квалификации юриста посредством экзаменов при получении статуса адвоката. В соответствии с ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" подтверждением профессиональной квалификации лица, успешно прошедшего государственную итоговую аттестацию, в том числе в сфере юриспруденции, является диплом о высшем образовании, выданный организацией, осуществляющий образовательную деятельность. Квалификация юриста подтверждается в рамках государственной итоговой аттестации, которая проводится государственными экзаменационными комиссиями в целях определения соответствия результатов освоения обучающимися основных образовательных программ соответствующим требованиям федерального государственного образовательного стандарта.

- Наличие (независимых) альтернативных объединений от ФПА.


VII. Часть 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации устанавливает, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В части 2 статьи 48 указывается, что каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. В Постановлении по данному делу (пункт 2) Конституционный Суд подчеркнул, что положения части 2 статьи 48 Конституции Российской Федерации не могут быть истолкованы в отрыве и без учета положений части 1 этой же статьи. Столь же справедливым представляется и обратное утверждение: истолкование части 1 статьи 48 непременно требует уяснения смысла части 2 той же статьи. В данном случае необходимо ответить на вопрос: использует ли Конституция употребляемые в части 2 статьи 48 термины «адвокат» и «защитник» в качестве синонимов или предполагает, что один из них по своему содержанию шире другого? Если исходить из предположения, что они используются как синонимы, то есть тождественные по содержанию слова, то придется прийти к выводу, что термин «защитник», помещенный в скобках, имеет своей единственной целью лишь разъяснение значения термина «адвокат».

Такой вывод был бы весьма сомнительным, учитывая, что термин «адвокат» с давних пор широко распространен в российской лексике и современный читатель Конституции вряд ли нуждается в его разъяснении. Из анализа значений слов «адвокат» и «защитник» в толковых словарях современного русского литературного языка следует, что слово «адвокат» уже по сфере употребления, так как относится только к деятельности профессиональных юристов.

Слово «защитник» - шире, так как относится к деятельности любого лица, занимающегося защитой или представительством чьих-либо интересов в суде, судопроизводстве. Отсюда можно сделать вывод, что, используя это слово в части 2 статьи 48, Конституция предоставляет гражданам право пользоваться юридической помощью не только адвокатов, то есть членов коллегии адвокатов, но и других защитников. Подлинные намерения авторов Конституции в данном случае можно уяснить из материалов Конституционного Совещания 1993 года, на котором разрабатывался и обсуждался проект ныне действующей Конституции Российской Федерации. В ходе Конституционного Совещания неоднократно предпринимались попытки внести в проект нынешней статьи 48 поправки, имевшие целью сузить круг лиц, оказывающих юридическую помощь, только членами коллегии адвокатов. Все эти поправки были отклонены в связи с тем, что их принятие, как указывалось на Совещании, привело бы к созданию «закрытых профсоюзов» для адвокатов, лишающих практики тех, кто не вступил в коллегию, создающих «монопольное право» адвокатов оказывать юридическую помощь.При этом участники Конституционного Совещания подчеркивали, что допуск на стадии предварительного следствия только представителей коллегии адвокатов существенно ущемляет права граждан, и что, напротив, представленный проект обсуждаемой статьи (позволявший допускать на этой стадии участие других лиц), отвечает принципу свободного выбора защитника (см. Конституционное Совещание. Стенограммы, материал, документы. 29 апреля - 10 ноября 1993 г." Т. 4., стр. 16 - 17, 110 - 116; Т. 19, стр. 56).

Главное, - говорил один из представителей органов государственной власти субъектов Российской Федерации на Совещании, - то, чтобы у человека при осуществлении его права на защиту был выбор независимого защитника по его убеждению. Не всегда существующие адвокатские структуры независимы от органов власти и поэтому предоставление альтернативы для человека: обратиться в коллегию ли адвокатов, в "Союз юристов" или к частному юристу, защитнику, это реализация в полной мере его права на осуществление защиты" (там же, Т. 4, стр. 115). Все вышеизложенное позволяет прийти к выводу о том, что создатели действующей Конституции Российской Федерации намеревались в окончательном тексте ее статьи 48 установить и обеспечить право задержанных, заключенных под стражу и обвиняемых в совершении преступлений на самостоятельный и максимально широкий выбор защитников.

Это намерение и отразилось в формулировке части 2 статьи 48, где понятие «защитник» по своему буквальному смыслу и смыслу, который стремились придать ему авторы Конституции, определенно шире понятия «адвокат», что означает право подозреваемых и обвиняемых пользоваться помощью не только адвокатов, но и других защитников по своему выбору, включая, как следует из материалов Конституционного Совещания, и частнопрактикующих юристов, не являющихся членами коллегии адвокатов.

Указанное право, закрепленное в части 2 статьи 48 Конституции Российской Федерации, соответствует положению Международного пакта о гражданских и политических правах, в котором установлено, что каждый имеет право при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения сноситься "с выбранным им самим защитником" (пункт 3 "b" статьи 14). Таким образом, Международный пакт о гражданских и политических правах также подразумевает право каждого на самостоятельный выбор защитника. С учетом сказанного следует толковать и часть 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации. Содержащееся здесь положение о том, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи, означает конституционную обязанность государства обеспечить каждому желающему достаточно высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи - не только в уголовном процессе, но и в любой другой сфере деятельности, где возникает необходимость в такой помощи.

Но не означает обязанности гражданина непременно пользоваться помощью только такого уровня, если, конечно, при этом, не нарушаются конституционные принципы судопроизводства, а также права и интересы других лиц. Из вышеизложенного следует, что «адвокатская монополия» на защиту подозреваемых и обвиняемых (подсудимых) в уголовном судопроизводстве не соответствует основополагающим принципам и нормам конституционного и международного права, следовательно, ее введение негативно отразится на правах и свободах всего российского гражданского общества, при этом грубо нарушит законные профессиональные и экономические интересы остальной части практикующего юридического сообщества, имеющей значительное количественное превосходство по сравнению с сегодняшней адвокатурой.

В результате чего предоставлять квалифицированную юридическую помощь на профессиональной основе (за вознаграждения или пожертвования) подозреваемым и обвиняемым (подсудимым) в совершении административных правонарушений или уголовных преступлений наравне с адвокатами вправе лица, имеющие высшее юридическое образование и не являющиеся членами адвокатских некоммерческих образований.

Это же относится к представительству в судах (органах государственной власти и местного самоуправления либо организациях) интересов граждан иного правового статуса (потерпевших или свидетелей, истцов или ответчиков, заявителей или третьих лиц, взыскателей или должников, работодателей или работников, потребителей или предпринимателей, пациентов или студентов и тому подобное...), которое также может осуществляться квалифицированными юристами, не являющимися членами адвокатских некоммерческих организаций.

Поскольку любая профессиональная деятельность должна осуществляться с учетом положений Федерального закона «О защите прав потребителей», Федерального закона «О защите конкуренции» и Федерального закона «О рекламе», то законодателю в целях защиты потребителей и добросовестной конкуренции надлежит установить единые требования (единые стандарты) для лиц, занимающихся профессиональной деятельностью в сфере оказания квалифицированной юридической помощи гражданам и (или) организациям. Помимо этого законодателю в целях защиты потребителей и добросовестной конкуренции и для реализации законных профессиональных и экономических интересов юридического сообщества также предстоит установить требования к лицам, которые на не профессиональной основе могут быть допущены в качестве общественных защитников подозреваемых и обвиняемых (подсудимых) в совершении административных правонарушений или уголовных преступлений (например, предусмотреть законодательные нормы, согласно которых в качестве общественного защитника может быть допущено дееспособное лицо, являющееся родственником или супругом подозреваемого или обвиняемого либо общественный деятель, осуществляющий свою деятельность в соответствии с требованиями Федерального закона «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», которые будут правомочны участвовать в таковом качестве только на общественных началах, то есть на безвозмездной основе).

Важно понять, что зависимость существующих адвокатских структур от органов власти, в особенности на местах, является предпосылкой для коррупции, которая негативно отражается на предпринимательском и инвестиционном климате в российских регионах, соответственно, препятствует экономическому развитию и представляет угрозу национальной безопасности нашей страны в целом. Применительно к сказанному необходимо привести в качестве примера Сингапур, реформа правовой системы которого способствовала развитию экономики и формированию благосостояния всей этой страны в целом. Ко всему прочему очевидно же, что обязательные вступительные и периодические взносы в адвокатские палаты существенно отражаются на цене всех видов квалифицированной юридической помощи, что в конечном итоге негативно отражается на потребителях в лице российских граждан и организаций, ограничивая их конституционное право на квалифицированную юридическую помощь и доступ к справедливому правосудию. Представьте простую ситуацию. У нас в стране приняли решение о создании палаты парикмахеров, решением которой установлен для всех парикмахеров обязательный вступительный и ежемесячный взнос. Теперь задайте себе простой вопрос — а сколько в этом случае будет стоить постричься у такого парикмахера?! Может в условиях правового государства с рыночной экономикой следует не ограничивать конкуренцию на рынке квалифицированной юридической помощи, а посмотреть на то, где эта профессия может быть полезна и необходима? Зачем во вред российской экономике ограничивать конкуренцию там, где без этого легко можно обойтись? Но в это же время, к сожалению, в настоящее время на российском рынке сложилась непонятная и негативная ситуация, когда квалифицированной юридической деятельностью и правозащитной практикой может заниматься любой желающий, не имеющий для этого высшего юридического образования и в этой связи никакого отношения к юридической деятельности, что, соответственно, подвергает риску привлечения к уголовной ответственности самих подобных деятелей и нарушает законные интересы потребителей. Общеизвестно, что сейчас стало много различного рода самозванцев и проходимцев, именующих или позиционирующих себя правозащитниками или юристами и предлагающих потребителям различные услуги в сфере юридической (правозащитной) деятельности, не имея для этого специального образования и квалификации, что нарушает основополагающие принципы международного и конституционного права потребителей на квалифицированную юридическую помощь (часть 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации и часть 1 статьи 9 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы) и может причинить существенный вред деловой репутации, законным профессиональным и экономическим интересам представителей всего юридического сообщества.

Поэтому выражаем надежду, что в ближайшей перспективе во исполнение Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы (ст.ст.3, 10, 11, 17, ч.ч.2,3 ст.18, ст.19) законодатель с учетом особенностей российских общества и государства в целях экономического развития и национальной безопасности нашей страны путем принятия Федерального закона «Об основах оказания квалифицированной юридической помощи и деятельности правовых поверенных в Российской Федерации» и вытекающих из него иных разумных законов обеспечит защиту потребителей на рынке квалифицированной юридической помощи (правозащитной деятельности) — профессиональных поверенных (представителей и защитников), и, соответственно, охрану законных профессиональных и экономических интересов юридического сообщества в целом.

Таким образом, юристы частной практики предлагают внести изменения в действующее законодательство, в результате чего предоставлять квалифицированную юридическую помощь подозреваемым и обвиняемым (подсудимым) в совершении административных правонарушений или уголовных преступлений наравне с адвокатами вправе лица:

- на профессиональной основе (за вознаграждение), имеющие высшее юридическое образование и не являющиеся членами адвокатских некоммерческих образований.

- на безвозмездной основе через благотворительные фонды, общественные организации, общественных деятелей, общественных защитников, близких родственников.


VIII.Последствия проводимой реформы:

- Отсутствие права на свободное распоряжение своими способностями, выбор рода деятельности и профессии (п. 1 ст. 37 Конституции РФ).

- Лишение предпринимателей-юристов своего бизнеса, в том числе рабочих мест ориентировочно около 1 000 000 человек, а возможно и больше указанной цифры.

- Значительный рост стоимости юридических услуг, то есть закрытие доступа к правосудию гражданам и предпринимателям.

- Сокращение поступления налогов в федеральные, местные бюджеты, в связи cзакрытием предпринимателями-юристами своего бизнеса.

- Отсутствие альтернативных подходов объединения юристов.

Таким образом, можно констатировать, что предлагаемый проект «Концепции» не имеет достаточной научной проработки и анализа.

При этом, Концепция в предлагаемом варианте не отвечает интересам неограниченно широкого круга лиц, нарушает конституционные, гражданские и трудовые права участников юридических услуг: предпринимателей, владельцев юридических компаний, юристов, работающих по найму, осуществляющих судебное представительство на постоянной основе или эпизодически.

При этом юристы частной практики и владельцы коммерческих организаций, оказывающих услуги в области права, не видят необходимости в реализации «Концепции» в предлагаемом варианте, имеющем столько изъянов, и полностью игнорирующем права предпринимателей.

Юристы частной практики и владельцы юридических компаний уверенны, что возможны альтернативные подходы объединения различных групп субъектов, оказывающих юридические услуги, в единую профессиональную корпорацию.

Например:

  • рассмотреть возможность объединение юристов в саморегулируемых организациях без перехода в адвокатуру либо возможно создание палаты судебных поверенных, которая объединит всех лиц, осуществляющих профессиональное квалифицированное судебное представительство в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

  • в целях регулирования рынка профессиональной юридической помощи возможно провести аккредитацию профессиональных участников рынка при Министерстве юстиции РФ. Создать реестр аккредитованных лиц, осуществляющих профессиональную деятельность по судебному представительству.

  • возможно, ввести нормы о профессиональном представительстве в суде по гражданским делам, делам об административных правонарушениях, уголовным делам. Как это реализовано по административным делам в Кодекс административного судопроизводства РФ (ст.55, 57, 58 КАС РФ), так называемое квалифицированное представительство (наличие диплома о высшем образовании, квалификация - юрист). Но при этом, не допуская нарушения конституционных прав граждан на судебную защиту. Граждане имеют право вести свои дела в суде лично, или через своего представителя (Профессиональное представительство на возмездной основе или через благотворительные фонды, общественные организации, общественных деятелей, общественных защитников, родственников на безвозмездной основе). Они не обязаны нанимать профессиональных представителей за плату, так как это ограничивает их конституционное право. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч.2 ст.45 Конституции РФ). Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч.1 ст.46 Конституции РФ).

  • отказаться от внесудебной дисциплинарной практики адвокатских образований. Любая практика лишения гражданина адвокатского статуса должна реализовываться исключительно в рамках судебных процедур. Так как данная практика вступает в противоречие с конституционными правами граждан на свободное распоряжение своими способностями, выбор рода деятельности и профессии (п. 1 ст. 37 Конституции РФ).


На основании вышеизложенного, выражаем свою озабоченность и просим:

- Оказать политическую поддержку по рассмотрению Министерством юстиции Российской Федерации наших предложений и замечаний по внесению изменений в проект «Концепции». - Обратить внимание на допускаемые нарушения со стороны Министерства Юстиции Российской Федерации совместно с НКО «Общероссийская негосударственная некоммерческая организация «Федеральная палата адвокатов Российской Федерации» конституционных прав граждан и предпринимателей при проведении реформы.

- Принять меры по недопущению нарушений конституционных прав граждан и предпринимателей в будущем по обеспечению их доступа на получение квалифицированной юридической помощи.

- Добиться исключения из программы «Юстиция» в части «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, предусматривающий обеспечение доступа граждан и юридических лиц на получение квалифицированной юридической помощи», всякого упоминания об ограничении свободного доступа граждан России к выбору и методу защиты своих прав, свобод и интересов в суде.

- Поддержать внесение поправок в КАС РФ по исключению из кодекса части 1 и 3 статьи 55 КАС РФ».


С уважением и надеждой на Ваше понимание и поддержку,

юрист частной практики


ООО КФ «Финансы и Право» ____________________ А.Н. Чинахов


[1] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2010 года № Ю-П // СЗ РФ. 2010. № 19. Ст. 2357.

[2] См.: Постановления Конституционного Суда РФ: от 27 марта 1996 года №8-П // СЗ РФ. 1996. № 15. Ст. 1768; от 27 июня 2000 года № 11-П // СЗ РФ. 2000. №27. Ст. 2882.

[3]См.: МорщаковаТ.Г. Конституционные основы организации и реформирования системы квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации /Т. Г. Морщакова. //Сравнительное конституционное обозрение. -2015. - № 5. - С. 58 - 72

[4] См.: Конституционное совещание: Стенограммы, материалы, документы. 29 апреля - 10 ноября 1993 года. М.: Юридическая литература, 1995. URL: http:// www.prlib.ru/Lib/pages/itern.aspx?itemid=96346 (дата обращения: 05.10.2015).

[5] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 года № 11-П // СЗ РФ. 2000. №27. Ст. 2882.

[6] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 25октября2001 года № 14-П//СЗ РФ. 2001. №48. Ст. 4551.

[7] См.: Морщакова Т.Г. Конституционные основы организации и реформирования системы квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации /Т. Г. Морщакова. //Сравнительное конституционное обозрение. -2015. - № 5. - С. 58 - 72

[8] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 года № 15-П // СЗ РФ. 2004. №31. Ст. 3282.

[9] Сайт Министерства юстиции Российской Федерации: Минюстом России разработан проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, http://minjust.ru/press/news/minyustom-rossii-razrabotan-proekt-koncepcii-regulirovaniya-rynka-professionalnoy.

[10] https://zakon.ru/discussion/2016/3/18/obraschenie/Обращение ООО «Лютенков Илиин Васильченко и Партнеры» исх. № 10-16 от 20.03.2016 в АЮР. - С. 7-8.

[11] Екатерина Моисеева и Тимур Бочаров, Плюсы и минусы адвокатской монополии, «Ведомости» № 4004 от 29.01.2016 года под заголовком: Extra Jus: Юристы против адвокатов.

[12] Сайт Министерства юстиции Российской Федерации: Минюстом России разработан проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, http://minjust.ru/press/news/minyustom-rossii-razrabotan-proekt-koncepcii-regulirovaniya-rynka-professionalnoy.

[13] https://zakon.ru/discussion/2016/3/18/obraschenie/Обращение ООО «Лютенков Илиин Васильченко и Партнеры» исх. № 10-16 от 20.03.2016 в АЮР. - С. 8-9.

[14] Сайт Министерства юстиции Российской Федерации: Минюстом России разработан проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, http://minjust.ru/press/news/minyustom-rossii-razrabotan-proekt-koncepcii-regulirovaniya-rynka-professionalnoy.

[15] Сайт Министерства юстиции Российской Федерации: Минюстом России разработан проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, http://minjust.ru/press/news/minyustom-rossii-razrabotan-proekt-koncepcii-regulirovaniya-rynka-professionalnoy.

[16] https://zakon.ru/discussion/2016/3/18/obraschenie/Обращение ООО «Лютенков Илиин Васильченко и Партнеры» исх. № 10-16 от 20.03.2016 в АЮР. - С. 9-10.


Избранные посты
Посты скоро появятся
Следите за обновлениями
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Тегов пока нет.
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

Контакты: 150040,

Россия, город Ярославль, пр. Октября,  д. 30,

e-mail:psp76@ro.ru

Тел. +7 902 -  334-98-22

 

© 2016.  МОО "Палата Судебных Поверенных"