Адвокатская монополия по-русски // Чего лишают корпоративных юристов?!

November 13, 2016

Данная тема касается, прежде всего, корпоративных юристов (инхаусов).

Как мы все знаем 27 октября в Минюсте России под руководством заместителя министра юстиции Юрия Любимова состоялось очередное заседание межведомственной рабочей группы по подготовке проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, посвященное согласованию отдельных положений документа, по которым еще не сформирована единая позиция. В этом заседании принимала участие президент Некоммерческого партнерства «Объединение корпоративных юристов» Александра Нестеренко.

Как указывается в информации об итогах заседание на сайте Федеральной палаты адвокатов РФ http://www.fparf.ru/news/all_news/news/16022/, заместитель министра юстиции РФ Юрий Любимов сообщил, что все ключевые положения проекта согласованы. Характеризуя основные положения документа, в отношении которых достигнуто общее понимание, заместитель министра указал на следующие: реформа, предполагающая объединение всех юристов осуществляющих судебное представительство на базе существующего института адвокатуры, не затронет интересы внутренних юристов, работающих в компаниях по трудовому договору (в частности, за ними сохранится право представлять в суде интересы своих работодателей).

Что означает это положение на практике?

Юристам, работающих в компаниях по трудовому договору, будет сохранено право осуществлять представительство в судах. Их по-прежнему будут допускать в суды без адвокатского статуса. Но, только в том случае, если они представляют интересы компании, в которой они работают по трудовому договору. При этом им будет запрещено представлять в судах интересы иных лиц, как юридических, так и физических. То есть, если даже их родителей, либо ближайшего родственника привлекут ответчиком по гражданскому иску, корпоративный юрист, представляющий интересы своей компании в судах, не сможет вести дело своего отца или матери в суде.

У меня возникает правомерный вопрос: А такое положение рассматривается как благо для внутренних юристов, работающих в компаниях по трудовому договору? Или как существенное ухудшение их конституционных прав?

На мой взгляд, «Объединение корпоративных юристов» представляет интересы вовсе не корпоративных юристов. Прикрываясь интересами корпоративных юристов. в действительности защищены интересы работодателей, в ущерб интересам первых.

Что получиться на практике?

Как известно карьера юриста в России строится иным образом в отличии, скажем, от карьеры юриста в США. В США юристы начинают свою карьеру в юридических фирмах, и специализируются именно в подготовке и ведении судебных дел в качестве помощников адвокатов. На второй ступеньке карьеры они становятся адвокатами в фирме, и занимаются судебным представительством. После чего, получив необходимый опыт судебной работы, юристы либо продолжают карьерный рост в юридической фирме в качестве партнеров, либо переходят к частной практике, либо уходят в корпорации, становятся корпоративными юристами. В России исторически сложилось так, что в корпоративные юристы идут сразу после получения диплома юриста. Этот подход лишает юристов возможности наработать опыт (компетенцию) судебной практики. Не так часто у корпоративных юристов имеется необходимость представлять интересы своей компании в судах. Часто бывает так, что юрист проработал в компании 15 лет, но в суде представлял интересы компании 1 – 2 раза. Понятно, что устойчивый опыт профессионального судебного представительства при таком количестве проведенных судебных дел получить не возможно. Но, при этом в нашем гражданском и арбитражном судопроизводстве допускается возможность судебного представительства для любых лиц. И часто корпоративный юрист зачастую приобретает практику судебного представительства, представляя в судах интересы родных и знакомых. Что дает им возможность приобретать необходимую компетенцию судебного юриста.

Теперь мы понимаем, чего лишили корпоративных юристов?

Проработав 15 лет в компании, юрист так и не будет иметь возможности наработать опыт судебного представительства. И в случае увольнения при желании заняться судебным представительством он окажется в положении новичка, вчерашнего студента. Для получения адвокатского статуса ему потребуется проходить длительную стажировку помощником адвоката. Но и трудоустройство в юридическую компанию потребует адвокатского статуса, чего не требуется сейчас.

При этом, положение работодателей существенно улучшается! Корпоративные юристы лишаются допуска к целой сфере применения своих профессиональных знаний и умений. Им создается искусственный барьер для входа в судебное представительство и частную практику в виде необходимости получения адвокатского статуса. И как следствие они будут более сговорчивы при определении условий трудового договора с работодателями. Так как существенного элемента альтернативы выбора они будут лишены.

Так на кого сработало Некоммерческое партнерство «Объединение корпоративных юристов» якобы представляя интересы юристов в заседании межведомственной рабочей группы по подготовке проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи? Заседание было посвящено согласованию отдельных положений документа, по которым еще не сформирована единая позиция!

На мой взгляд, Александра Нестеренко слила интересы представляемых НП «ОКЮР» корпоративных юристов в угоду представителям адвокатской корпорации. При этом она допустила существенное ухудшение положения корпоративных юристов в  отношениях с работодателями.

 

 

Мнения профессионального сообщества:

Марина Володина, Юрисконсульт, г. Санкт-Петербург: «Александр, юристы-мошенники России не нужны. Равно как и бухгалтеры-мошенники, директоры-мошенники, продавцы-мошенники. Мошенничество - это нехорошее дело вне профессии, вероисповедания, гражданства и проч. Монополизацией не искоренить мошенничество, а вот лишить права добросовестного специалиста практиковать в том объеме, который позволителен в настоящее время, - можно».

Дмитрий Андреевич Григорьев, юрист, Кемерово: "Вадим, Вы как-то странно истолковали мой тезис, увидев там то, чего вообще нет, поэтому не нужно записывать меня в адепты Вашей концепции об ущемленности корпоративных юристов. Ваша идея о "возможности развиваться" называется, с точки зрения работодателя, банальным словом "колым", но я еще не видел ни одного разумного работодателя, который будет поощрять такое развитие. Поэтому упрекать работодателя в том, что он за адвокатскую монополию как минимум некорректно. Юрист, выбирая между вольным хлебом и "крепостной зависимостью", как Вы выразились, должен принимать и понимать те условия и обязательства, в т.ч. моральные, которые влечет за собой этот выбор. И вот в условиях корпоративного юриста колым недопустим, потому что корпоративный юрист, это юрист у которого один клиент, у которого эксклюзивные права на его услуги, если не устраивает эксклюзив или уровень оплаты, то меняй работу или иди на вольные хлеба. Так, что после Вашего сообщения у меня сложилось впечатление, что Ваш основной тезис звучит так: "Корпоративные юристы, куда Вы смотрите Вас лишают возможности колыма!!!!"С таким же успехом адвокаты могли бы бороться за отмену запрета работать по трудовому договору».

Вадим Валерьевич Лютенков, управляющий партнер, Ярославль: "В том-то и дело Дмитрий, что Вы сами демонстрируете «крепостническое мышление» рассуждая из интересов гипотетического работодателя. Представленный Вами образ «разумного работодателя» больше относим к образу работодателя-крепостника, такой себе барин. Который считает наемных работников своими рабами, у которых не может быть и не должно быть своих интересов. Есть работодатели, которые провозглашают: «Если ты подписал трудовой договор, все, работаешь только на меня. Все время, свободного времени не должно быть. А если ты взялся помочь кому-то в суде – это "колым"! Это страшное преступление против моих барских интересов». Я, конечно, утрирую, но такая точка зрения достаточно распространена.

Уважаемый Дмитрий, я не буду обращаться к вопросу эквивалентности требуемого труда и выплачиваемой зарплаты, которая зачастую не эквивалентна. Но сам по себе подход, который превращает трудовой договор в аналог продажи себя в рабство по своей воле («Русская Правда») неприемлем.

Действительно разумный работодатель понимает, что наемный работник не его собственность. У наемного работника есть свои интересы. И его профессиональный рост есть первый интерес любого наемного работника. Не каждая работа, не у каждого работодателя, может обеспечить полноценный профессиональный рост наемному юристу. И если работодатель считает, что наемный юрист должен пренебречь своими интересами в пользу интересов работодателя, то это не разумный работодатель. Его и следует именовать: «неразумный работодатель».

При этом Вы не принимаете в расчет, что большое число юристов имеют занятость не полный рабочий день. Что им тоже следует запретить иметь частную практику? Настоящий проект монополизации рынка юридических услуг именно и подстроен под неразумные хотелки неразумных работодателей. Этим неразумным работодателям Минюст РФ с подачи ФПА кинул «кость» (подавитесь): «оставляем вам право эксплуатировать ваших юрисконсультов в судах, поэтому заткнитесь и не суйтесь. А все остальное адвокатам». Поэтому я действительно считаю, что представители Минюста РФ, ФПА, НП «ОКЮР» вступили в сговор, и кулуарно готовят проект Концепции передела рынка юруслуг в пользу одной некоммерческой организации (ФПА), скрывая детали договоренностей от широкой общественности. И при этом, постоянно утверждая, что все делается во имя граждан, для их пользы.

Мой основной тезис звучит так: "Корпоративные юристы, куда Вы смотрите, Вас лишают возможности иметь доступную судебную практику! Вас превращают в «крепостных» юристов!"".

Артур Фаустович Кроликов, начальник юридического отдела, Москва: «Давайте, отнесем это к сфере трудовых отношений между юристом и его работодателем. Даже если это в рабочее время и с использованием компа и бумаги работодателя, они разберутся в этом сами, без всяких реформ. Большое количество юристов, которые работают на полставки и имеют возможность зарабатывать на стороне с ведома работодателя. По-вашему, любое оказание услуг вне адвокатуры - это калым. Такое ощущение, что смысл реформы вы видите в запрете калымить, то есть в запрете оказывать услуги. Со статусом я буду просто не нужен своему генеральному директору ни как партнер, ни как работник. И мне придется присоединиться к когорте статусных адвокатов, выжимающих деньги у родителей малолетнего жулика якобы на «взятки для прокурора и судьи», заранее зная, что наказание будет условным».

Такое желание вернуть советское регулирование: нельзя зарабатывать деньги самому, все должны быть объединены в колхозы, ассоциации, должны быть стандарты, инструкции, утвержденные ценники. В этом (по ТГП) и есть роль государственного регулирования. Нельзя ходить в суд, если ты не состоишь в адвокатуре. Нельзя писать роман, если ты не в союзе писателей. Нельзя сажать рожь, если ты не в колхозе. Нельзя подвозить людей, если ты не в таксопарке. Нельзя читать лекции, если нет ученой степени. …

Адвокатура - тот же колхоз: работай внутри колхоза, но нельзя наниматься на работу в город, нельзя открывать свою фирму, нельзя заниматься другой деятельностью кроме преподавательской, нельзя быть учредителем, нельзя быть руководителем.

Зато вместо паспорта тебе - почетный статус советского колхозника!

 

 

ОБРАЩЕНИЕ:

Коллеги, практикующие юристы и юристы компаний!

В рамках общественной инициативы приглашаем вас участвовать в специально организованной группе "Обсуждение положений проекта "Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи"".

Обращаюсь именно к указанной группе юристов, так как именно наши интересы оказались не представленными в межведомственной рабочей группе по подготовке проекта «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи».

«Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи» должна ответить на все значимые вопросы данной деликатной темы.

Нельзя допустить, чтобы реформа выродилась в банальное перераспределение рынка юридических услуг в пользу одной корпорации.

Следует признать тот факт, что не только адвокаты являются участниками рынка юруслуг. Юристы, не имеющие адвокатского статуса, являются не менее значимой частью участников этого рынка.

В связи с указанными обстоятельствами, в целях формирования необходимых подходов, которые следует учитывать при реализации столь сложной и ответственной реформы, особенно в условиях кризиса, приглашаю указанных юристов принять участие в обсуждении готовящегося обращения в Минюст РФ.

Группа организована на Фейсбук: https://www.facebook.com/groups/518724518290047

Будем заниматься только вопросом участия в обсуждении основных положений проекта «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи».

Первым шагом готовим Текст жалобы в ФАС РФ на противоправные действия МЮ РФ при реализации программы "Юстиции" = переходите по ссылке.

 

 

Ссылки на темы об Адвокатской монополии:

Адвокатская монополия // Кто разработчики проекта «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи»?

Адвокатская монополия // Чего лишают корпоративных юристов?!

Адвокатская монополия // Аксель Фильгес об особенностях рынка юридических услуг Германии

Адвокатская монополия // Орфографические ошибки как неуважение к суду, или Эксцесс дисциплинарной практики?!

Адвокатская монополия // Вперед в забытое прошлое

Минюст определился с понятием «квалифицированная юридическая помощь»

Адвокатская монополия // Основной тезис Президента ФПА Юрий Пилипенко о целях

Такие инциденты не нужны никому! И в первую очередь, они не нужны самому судейскому сообществу

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные посты

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив
Please reload

Поиск по тегам

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

Контакты: 150040,

Россия, город Ярославль, пр. Октября,  д. 30,

e-mail:psp76@ro.ru

Тел. +7 902 -  334-98-22

 

© 2016.  МОО "Палата Судебных Поверенных"